[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434"], "comments": 24, "likes": 111, "favorites": 113, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24383" }
Daria Khokhlova
97 195

Справка: что такое ICO, зачем его проводят и как на нём заработать

Специалист в области Data Science Дмитрий Солодкий ответил на распространенные вопросы о первичном размещении токенов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Что такое ICO и зачем его проводят

ICO, или Initial Coin Offering (первичное размещение токенов) — это выпуск каким-либо проектом купонов, или токенов, предназначенных для оплаты услуг площадки в будущем — в виде криптовалюты.

При этом в отличие от IPO, покупатели валюты не получают доли в компании и никак не могут воздействовать на внутренние управленческие решения. На самом деле ICO — это ещё одна реализация модели краудфандинга, когда участники финансируют развитие компании сейчас для того, чтобы получить от неё какие-то блага в будущем.

Например, за токены проекта StorjStorjcoin X — можно купить определённый объём дискового пространства в Storj или увеличить пропускную ширину канала. Также токены можно зарабатывать, предоставляя в аренду определённое пространство на своём жёстком диске.

Выпуская свои собственные «деньги» и обменивая их на одну из распространённых криптовалют (такую, как Bitcoin или Ethereum) или даже на реальные валюты (доллары, евро), проект может обеспечить себе финансирование, необходимое для запуска или развития. Кроме того, выпуская валюту для проекта, можно ускорить его развитие (как введение денег в древности увеличило торговый оборот) и автоматически решить задачу будущей монетизации.

Почему о нём все говорят

В 2017 году, согласно данным Smith + Crown, в ходе ICO уже было привлечено $180 млн — больше, чем за весь 2016 год ($101 млн). И объём привлечений постоянно растёт.

Кто-то говорит о переходе к новой экономике, государство и центробанки, как всегда, волнуют вопросы контроля и анонимности, а кто-то прямо указывает на то, что немало уже прошедших через ICO проектов на поверку оказалось мошенническими схемами.

Автор статьи в CNBC сравнивает бум криптовалютных рынков и рост моды на ICO с взрывным ростом акций компаний интернет-индустрии в 1999 году и сопутствующими ему IPO доткомов. Это сравнение отчасти очень верное: как и интернет, криптовалюты являются всего лишь инструментом. Как и в случае с интернет-компаниями, многие проекты, выходящие на ICO, просто пытаются заработать на ажиотаже вокруг новой темы. Другие, однако, предлагают интересные решения, которые, вполне возможно, изменят лицо некоторых рынков.

Зачем инвестировать в токены, выпущенные на ICO

Покупая токены, выпущенные проектом, инвесторы рассчитывают:

  • ​Получить выгоду от перепродажи токенов по более высокой цене в будущем (предполагая, что они будут пользоваться большим спросом — например, потому, что проект «выстрелит»).
  • Воспользоваться своими купонами в будущем, получив (как предполагается) услуги по более низкой цене.
  • Поддержать интересный для себя проект.

Если ICO — ещё одна модель краудфандинга, как можно быть уверенным, что меня не обманут

Не существует абсолютно никаких законов, регулирующих проведение ICO, — ни в одной стране мира. ICO со стороны покупателя — это сделка, основанная на доверии. Как и в случае с краудфандингом, проект может не дожить до стадии появления продукта, или, появившись, может стать для вас полным разочарованием. Наконец, некоторые предприимчивые мошенники могут просто обмануть вас, проведя ICO для проекта, который они и не собирались развивать.

Криптовалютный энтузиаст и глава офиса Runa Capital в Сан-Франциско Ник Томино ещё в 2016 году указал в своём блоге на иррациональность поведения многих инвесторов в ходе ICO. Проекты, имеющие за плечами только сайт и набросанную на коленке концепцию бизнес-модели, привлекли несколько миллионов долларов в считанные часы или дни — в то время как множество реально работающих перспективных проектов с денежными потоками и клиентами не могут привлечь сходные суммы.

Томино считает, что добросовестный проект должен:

  1. Доказать потенциальным инвесторам обоснованность проведения ICO и обоснованность выпуска собственной криптовалюты.
  2. Раскрыть планы по развитию проекта и вести открытый диалог с потенциальными инвесторами.
  3. Реализовать тестовую версию собственного протокола до ICO.
  4. Предоставить возможность прямой «добычи» валюты для вовлечения новых пользователей и обеспечения сети необходимыми ресурсами для обработки транзакций.
  5. Выходить на ICO с чётким пониманием того, какую сумму нужно привлечь.
  6. Команда основателей должна владеть от 10% до 50% всех токенов и не должна обменивать их в течение первых трёх лет работы.

Некоторые проекты, проводящие ICO, привлекают третью сторону — своего рода арбитров, которые могут рассчитывать на доверие со стороны инвесторов, выступая посредником между ними и проектами. Другие образуют юридические лица и связывают себя ограничениями по возможностям расхода средств, полученных через ICO.

Хорошим тоном является также раскрытие личностей ключевых участников проекта (из них по крайней мере часть, как правило, является активными участниками криптовалютного сообщества), и ни одно сколько-нибудь значимое ICO не обходится без опубликованного описания идеи, бизнес-плана развития проекта и публикации экспертных оценок.

Подавляющее большинство проектов собирают вкладчиков под свои знамёна под лозунгом «X создаст децентрализованное Y». Есть ли преимущество у децентрализации данного сервиса или инструмента, каково оно, способна ли будет компания конкурировать со своими централизованными аналогами, набрав обороты — это, наверное, самые важные вопросы, которые должны задать себе будущие покупатели токенов на ICO.

Как найти проект для инвестиций и поучаствовать в ICO

Инвестировать в любой проект можно прямо на его сайте, однако для этого нужно иметь кошелёк с биткоинами, эфирами или другой криптовалютой, а также уметь осуществлять транзакции. Завести кошелёк можно, например, здесь — дальше всё работает примерно как с любой системой переводов или интернет-банком.

Информационных ресурсов, на которых можно найти проекты, проводящие ICO, множество — уже упомянутый Smith & Crown, ICO Alert и другие.

AngelList и Protocol Labs недавно решили запустить новую площадку Coinlist — специализированную платформу для запуска ICO, для которой они, в частности, прорабатывают контрактную базу (и, конечно, на ней сразу будут осуществлять отсеивание проектов) — пока непонятно, кто сможет через неё инвестировать, но для неискушённого инвестора это точно будет более дружественное решение.

Как провести ICO для своего проекта

Сделать это несложно, например, тут. Это если хочется поиграть. Сложнее понять, зачем это вам на самом деле может быть нужно.

Если всё-таки нужно, то, скорее всего, большую часть времени вы всё равно потратите, развивая и продавая свой проект, а не готовясь к выпуску ICO. Кроме того, все «быстрые» способы предполагают создание валюты, по механизму работы напоминающей биткоин, у которого, скажем для краткости, есть определённые недостатки для случая, когда вы хотите создать «проектную» валюту (биткоин, вообще говоря, как один из первых экспериментов в своём роде, имеет в своём механизме ряд врождённых недостатков, которые разработчики надеются со временем исправить).

Если хотите выпустить в обращение купоны вроде «один час помощи по дому», то либо нарезайте бумагу, либо учитесь программировать — такая доморощенная валютная система вам, скорее всего, не поможет.

Какие самые громкие ICO прошли в последнее время

В ходе ICO криптовалютного проекта Ethereum в 2014 году была выпущена в обращение одна из самых известных криптовалют на сегодняшний день — Ethers (ETH, эфиры). Во время IСO эфиры продавались по цене $0,3–$0,4 за единицу, к июлю 2015 цена на них достигла $20, а сегодня обменный курс эфира превышает $200 за единицу валюты, а по общей капитализации они уступают только биткоинам.

Первым ICO в истории стал выпуск токенов Mastercoin в 2013 году. Mastercoin занимался разработкой финансовых сервисов, использующих биткоин как основу. В 2014 году другой проект, MaidSafe, воплощающий в жизнь идею децентрализованного и защищённого от хакерских атак и правительственных запретов интернета, привлёк почти $6 млн, собирая деньги в мастеркоинах и биткоинах.

В мае 2016 года DAO (Decentralized Autonomus Organization), децентрализованный инвестиционный фонд, построенный на основе технологии Ethereum, собрал более $150 млн в ходе своей инвестиционной кампании. Впоследствии хакеры смогли использовать уязвимость в коде DAO и увести со счетов организации около трети её фондов (или около $40млн).

Команда программистов, работавших над проектом Ethereum, вмешалась в работу сети и вернула большую часть средств, похищенных хакерами. Однако группа пользователей, недовольных таким вмешательством, подрывающим самые принципы создания Ethereum, вышла из проекта и создала собственную валюту на основе Ethereum — Ethereum Classic.

Немало проектов, впрочем, постигла неудача — как это часто бывает, уже после ICO. Dogecoin не может восстановить репутацию и вернуться к прежним высотам с тех пор, как основатель обменной платформы Moolah Алекс Грин украл деньги клиентов платформы и испарился.

Джош Гарза, запустивший PayCoin, платформы, обещавшей в white paper стать откровением для рынка криптовалют, а на деле ставшую ещё одним клоном биткоина, неоднократно давал обещания о развитии PayCoin, которые не мог выполнить, а также делал заявления, не соответствующие истине — до тех пор, пока им не заинтересовалась полиция и ему не пришлось покинуть США. 1 июня 2017 года Гарза признал свою вину в совершенных преступлениях и теперь ему грозит до 20 лет по обвинению в мошенничестве.

#золотойфонд

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления