Оффтоп Vladislava Rakhmanova
2 064

Мода на здоровье

Основатель системы персонального здравоохранения OnDoc Александр Константинов о драйверах и барьерах развития телемедицины в Росcии.

В закладки

Зачем медицина думает про технологии

Смартфоны с огромной скоростью «влетели» в нашу жизнь — ни одно изобретение не добилось такого уровня проникновения среди населения за столь короткий срок: с момента появления первого устройства прошло 15 лет. Медицинское сообщество поняло, что смартфон можно использовать не только для развлечений, но и как инструмент для обработки физических показателей организма, составления графиков, контроля приема лекарства и мгновенной связи с врачом.

В мире формируется тренд на здоровье, который поддерживают производители персонального медицинского оборудования и ИТ-компании. Речь о переходе к модели здравоохранения, которая сможет учитывать большое количество данных о каждом конкретном пациенте и применять их для качественного лечения.

Например, в крупных городах США и Европы успешно работает система Soarian. Её компонент, Soarian Clinicals, дистанционно снимает показания стимуляторов сердца. Система одновременно мониторит состояние и самих пациентов, и их электрокардиостимуляций (ЭКС), избавляя пожилых и ограниченных в передвижении людей от необходимости приезжать на прием.

В 2016 году Bloomberg включил Россию в топ-15 самых инновационных экономик мира. Интерес к ИТ-проектам в стране продолжает расти. Переход к модели здравоохранения, в которой большую долю занимают ИТ-технологии, начался и у нас, его обеспечивает развитие цифровой медицины.

Что происходит на рынке

Комиссия правительства по законопроектной деятельности в мае 2017 года одобрила проект закона о телемедицине, разработанный Минздравом. Госдума 15 июня приняла его в первом чтении. Но документ еще не утверждён окончательно, впереди еще два чтения, принятие Советом Федерации и подпись президента. То есть законодательно рынок еще не закреплен. Но он уже формируется.

Количество конференций, круглых столов, конгрессов в сфере ИТ в медицине растет. С ноября 2016 года по июнь 2017 года я насчитал 22 мероприятия, посвященных телемедицине и цифровым технологиям в здравоохранении — то есть в среднем по три в месяц. Это очень много для отрасли, которая еще не урегулирована законом.

В последнее время стало хорошим тоном говорить об инвестициях в медицинские ИТ-проекты. Если раньше инвесторы не очень охотно проявляли к ним интерес, то сегодня стало понятно, — удачный проект в сфере медицины имеет высокий потенциал доходности и большую социальную составляющую.

Например, в мае 2017 года «Сбербанк» купил 79,6% акций сервиса по онлайн-записи к врачу DocDoc, а в июне «Яндекс» и фонд Baring Vostok повторно инвестировали в сервис по вызову врача на дом Doc+, который сейчас занимается удаленными консультациями в приложении «Яндекс.Здоровье». Скоро стоит ждать новостей и от других телемедицинских проектов.

Несмотря на то, что становой хребет проектов с телемедициной уже сформирован, количество новых компаний растет, многие из них часто копируют модели работы уже существующих. На это может быть две причины. Первая — у тех, кто составляет основу рынка, уже есть успешные модели монетизации.

Вторая кроется в том, что с конца 2014 года изменился характер регуляторных инициатив: если в 2013-2014 годах разрабатывались законопроекты, которые касались интернет-рынков в целом, то в 2015-2016 годах появился тренд на регулирование отдельных сегментов — то есть частностей, одна из которых — телемедицина.

График роста новых продуктов в сфере телемедицины

Поверхностный анализ наиболее публично активных компаний с телемедицинскими технологиями на российском рынке показал, что у 86% проектов есть мобильные приложения.

Все сервисы можно разделить на несколько категорий:

  • Онлайн-клиника. Сервис зарегистрирован как медицинское учреждение, врачи, которые консультируют на расстоянии, официально работают в этой организации.
  • Платформа для врачей. Сервис объединяет врачей из разных клиник, которые оказывают удаленные консультации.
  • Платформа для клиник. Сервис дает нескольким или одной клинике инструменты для телемедицины.
  • Проекты узкой направленности. Например, оказание услуги второго мнения онколога (UNIM) или врача из другой страны (Medviser, Helfine).

У 71% сервисов есть виджет для записи на очный прием к врачу, хотя онлайн-запись для частных клиник — проблемная функция, так как для того, чтобы обеспечивать полноценную запись на прием без звонков операторов колл-центров, нужна интеграция с медицинской информационной системой (МИС) в клинике. МИС на рынке больше 60, а в крупном частном учреждении таких программ, как правило, сразу несколько.

Несмотря на то, что телемедицина нужна России из-за её больших расстояний и труднодоступности очных консультаций, большинство проектов ориентируется на Москву и Санкт-Петербург. Первый опыт использования телемедицины должны испытать жители больших городов — в них хорошая связь и население с более высокой цифровой грамотностью. Только после положительной практики больших городов телемедицина сможет «прижиться» и распространяться дальше.

Мы начали работать в этой сфере ещё до того, как телемедицина стала ключевым трендом в информатизации здравоохранения. Сейчас MMT — сервисная и одновременно ИТ-компания. Мы разработали собственную платформу MMT Pro, на которой работают наши сервисы.

Развитие как ИТ-части, так и сервисной составляющей каждого нашего проекта для нас как для провайдера — это неразрывные понятия, в то время как многие ограничиваются только одним направлением — чаще просто разработкой. Наши проекты объединяют более 100 докторов, которые представляют более 35 медицинских специальностей.

В рамках проектов дежурные врачи партнерских медицинских организаций начинают консультации в течение трех минут с момента запроса пользователя, врачи узкой специализации ведут онлайн-прием по расписанию. На сегодня проведено уже более 16 тысяч удаленных консультаций.

Дарья Голева
директор по развитию и внешним коммуникациям в компании «Мобильные медицинские технологии» («Онлайн доктор» и «Педиатр 24/7»)

​Мы исключаем традиционную клинику из цепочки «пациент–врач». Врачи будут трудоустроены в нашем сервисе, но мы не будем нести затраты обычной клиники, поэтому сможем предложить врачам более высокую оплату и одновременно снизить стоимость для пациентов.

Конкуренты работают через клиники, и их цены в пять-десять раз выше, чем у нас (стоимость повторного визита к терапевту в нашем сервисе составляет 100 рублей, у конкурентов — 500-800 рублей). Мы уже провели несколько сотен пробных консультаций через приложение.

Станислав Сажин
генеральный директор «Доктор на работе»
Сводная таблица по функциональности известных сервисов, у которых есть телемедицина

Что может произойти через несколько лет

Во-первых, отрасль станет легализована. Есть очень много вопросов, которые точно потребуют обсуждения, — от электронной подписи пациента до аккредитации врачей и выписки лекарств по рецепту. Уже начинают развиваться направления технологического обучения врачей, формирования пациентской «привычки» к удаленным консультациям.

Во-вторых, после легализации тщательнее будут следить за использованием персональных данных. С 1 июля 2017 года медучреждения несут ответственность за нарушения законодательства о персональных данных по новым правилам — например, если согласие пациента на обработку персональных данных не найдут, то клинике может грозить административный штраф размером до 75 тысяч рублей.

В-третьих, частные медицинские учреждения начнут развивать направление «мобильных клиник». Например, в США есть центр Cleveland Clinic — один из немногих, у кого есть оборудованная передвижная клиника с телемедициной в нескольких штатах и даже в другой стране (Торонто, Канада).

Онлайн-клиники будут развивать телемедицинские киоски, которые позволяют человеку быть на очном приеме, — то есть не дома, а в специальном помещении, — но с доктором общаться дистанционно.

Многие новые проекты сейчас начинают конкурировать с друг другом или с другими игроками рынка ИТ в медицине, например, с медицинскими информационными системами (МИС) в клиниках. Через год, возможно, появится огромное количество новых платформ.

Крупные компании поглотят более мелкие, кто-то не выдержит конкурентной борьбы и отсеется сам собой. Например, так происходит уже сейчас с сервисами по доставке еды — вспомним историю с покупкой Mail.Ru Group сервисов Delivery Club и ZakaZaka. Можно провести аналогию с телемедициной, хотя это совсем далекие друг от друга области, а медицина слишком специфична, чтобы в точности повторять развитие других отраслей.

Сейчас на рынке доставки еды присутствуют рестораны, в которых есть услуга доставки еды на дом (по нашей аналогии это клиники, у которых есть внутренняя услуга дистанционных консультаций), компании, сервисы, которые специализируются только на доставке еды (то есть онлайн-клиники без присутствия в офлайне), и агрегаторы, которые объединяют много сервисов и ресторанов (маркетплейсы, который объединяют клиники, страховые учреждения и другие телемедицинские сервисы).

О драйверах и барьерах

В мае 2017 года мы подвели результаты опроса руководителей клиник и врачей. За два года гораздо больше представителей медицинского сообщества узнали, что такое телемедицина. Так, в 2015 году этот термин был знаком 75% всех опрошенных руководителей клиник, в 2017 году — 92%.

Всё это свидетельствует о тренде: в клиниках задумываются о том, чтобы внедрять телемедицину в рабочие процессы и оказывать удаленные консультации. Врачи за последние годы стали лучше реагировать на ИТ-проекты для здравоохранения. Однако многие представители медицинского сообщества не доверяют технологиям. Это мешает и ИТ-проектам, и врачам, и пациентам начать серьезно относиться к телемедицинским консультациям.

Опрос медицинского сообщества о цифровой медицине и автоматизации клиник, 2017 год

Государству тоже интересна информатизация здравоохранения. Разработка инновационных методов лечения и создание персонализированной медицины — одни из главных задач в государственной программе развития здравоохранения до 2020 года.

С 2016 года начался второй этап реализации этого проекта, хотя сам процесс информатизации в бюджетной медицине по сравнению с аналогичным опытом в европейских странах идет медленно. В конце 2016 года президенту РФ представили дорожную карту по развитию технологий в медицине.

Помимо регулирования телемедицины, там сказано также и о регулировании государством носимых медицинских устройств и фитнес-браслетов. Предполагается, что единый реестр персональных медицинских устройств появится уже в этом году. Его разработает Минздрав вместе с Минпромторгом, Роскомнадзором и Министерством связи.

Кроме инициатив для ИТ в здравоохранении, в России есть еще два драйвера развития телемедицины. Первый — это то, что в последние годы страна ориентируется на создание и производство отечественных технологий. Другой — это прогнозы (BBC Research приводит цифру в $44 млрд мирового рынка телемедицины к 2019 году) и растущий интерес со стороны инвесторов.

#Колонка

{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "editor", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 5, "likes": 19, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 24953, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 24953, "author_id": 75278, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/24953\/get","add":"\/comments\/24953\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/24953"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

5 комментариев 5 комм.

Популярные

По порядку

4

Основная проблема телмеда в том, что он может существовать только в связке с живой клиникой, так как практически все кроме повторных консультаций требует физического присутствия пациента.

Первичные консультации в формате онлайна в 70% случаев примерно будут профанацией, ибо необходим осмотр пациента хотя бы молоточком неврологом, дерматоскопом дерматологом, и и тд. Поэтому все ограничивается по факту пост сервисом для пациента в виде доступа к истории болезни, повторным консультациям и second opinion, все остальное требует клиники.

Создать единый сервис для всех клиник - ну, вы сами все знаете про зоопарк МИС, плюс инфоклиника и медиалог вообще на древнейшей делфи с закрытым кодом, там интеграция это боль, а практические сборки на 1С - это боль ещё большая, ибо нельзя так писать код:) Особенно 1С медицина, там где расписание формируется 23-мя вложенными запросами. Сделать универсальную интеграцию почти нереально. Ближе всех подошел докдок, интегрировав только расписание через выгрузку файлов или связку по http (аллилуйя). Плюс у всех куча дописок в системах.

Второй реальный путь - это IBM Watson, но подобного у нас нет от слова совсем.

Третий - это медицина для труднодоступных мест, типа VSee, они кросавчеги, но этот рынок сразу заберут те милые ребята, которые как раз и лоббируют этот закон дабы получить по нему бюджет.

А вообще если что заходите когда мне в клинику, буду рад поболтать на тему, и может поработать с педиатр 24/7, пара из моих врачей там представлено и есть некий фидбэк.

Ответить
0

На мой взгляд ситуация следующая:
1) Платформа для врачей - непонятно зачем их агрегировать и снижать при этом качество сервиса из-за сбоев в работе различных клиник. В общем рисков больше, чем плюсов.
2) Платформа для клиник - в целом норм, но абсолютное большинство клиник по уровню развития еще далеко в прошлом, по аналогии с шутками про Сбербанк "где карту открывали, туда и идите", еще нескоро, я думаю, рынку это решение потребуется массово, а крупные сетевые вполне могут и сами для себя это реализовать для повторных пациентов.
3) Проекты узкой направленности - в целом норм, но не масс маркет, финансово не особо интересны скорее всего будут.
4) Онлайн-клиника - единственное адекватное решение, как мне кажется, с точки зрения качественного сервиса и нормального поступательного развития.

По поводу онлайн-записи в коммерческие клиники - миссия невыполнимая на текущий момент с учетом разнообразия МИС или их отсутствия вообще у немалого числа клиник - единого нормального двустороннего решения не придумать пока что для рынка. Даже государственная запись внутри конкретного региона пока что часто работает как говно, не смотря на административные ресурсы и рычаги управления.

Ответить
0

все очень сложно

Ответить
0

В РФ сегодня только дае компании реально зарабатывают на телемедицине. Вебклиника и Юним.

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления